Главная / Все стихи / Сценарии, Христианские

Рубрика: Сценарии

Сценка о грешной любви – грех прелюбодеяния (Серия «Грехи наши тяжкие…»)

Действие длится примерно 15-20 минут

Действующие лица:

1. Муж, который полюбил другую женщину.
2. Жена и трое детей
3. Другая женщина, внешне очень эффектная
4. Голос Бога (за сценой)

На сцене располагаются все герои: посредине, на втором плане – муж, с левой стороны – жена и трое детей, справа – другая женщина.

Муж – просто стоит и читает свои слова, попеременно стремясь то к жене, то к другой женщине, его бросает из стороны в сторону, то он стремится исполнить свой долг перед семьей, то его опять неудержимо тянет к другой женщине. Он мечется между семьей и любовью, между праведностью и грехом, в конечном счете, между Богом и сатаной. Меняется выражение его лица: растерянность, чувство вины, любовь к жене и детям, похоть, любовь к другой женщине, упрямство и т.д.

Жена и трое детей – все время стоят на коленях, собравшись в крухок, молятся, все их слова – это слова молитвы.

Другая женщина – сидит за столом и пишет письмо чужому мужу (на ноутбуке). По сути слов меняется выражение ее лица, интонация, движения рук, головы и т.д.

Голос Бога (за сценой) – уверенный, лучше бас, четкий, говорящий не спеша, мудро и внушительно, так, чтобы у зрителей мурашки по спине.

Голос Бога (за сценой):

Как много в Библии стихов есть о любви,
О преданности, верности и долге,
Казалось бы, читай и праведно живи,
Чтоб не бродить потом в глухих потёмках.

Но, слушая, не слышите Меня,
Глядите и не видите, о люди!
И, в сердце грех отчаянно храня,
Не прилагая сил, вы ждёте чуда!

Я сердцем вашим управлять могу,
Когда вы покориться мне готовы,
И, если просите, всегда Я помогу,
Разбить греха железные оковы!

Известно Мне, как сладок грех земной,
Но сладость эта – яд на самом деле,
Испив его – ты пойман сатаной,
И нет греху конца, и нет предела…

Седьмая заповедь вам прямо говорит:
Прелюбодействие – тяжелый грех слащавый,
И мудрость вторит: путь туда закрыт,
Но соблазняет многих враг лукавый…

Жена (стоя на коленях в молитве):

За мужа своего Тебя прошу,
Мой дорогой Господь, моя защита,
Я, нелюбимая, в слезах шепчу,
Пусть та другая будет им забыта!

В его ты сердце, Боже, достучись,
Верни его любовь, тепло и ласку,
Нам без него не жить, не обойтись,
Без мужа и отца мы все несчастны!

Голос Бога

Утешься, женщина, и знай, что Дух Святой
К нему уже стучится непрестанно,
Но он пока и сердцем, и душой
В плену греха идёт путём обманным.

Муж (смотрит с вожделением на другую женщину, протягивает к ней руки):

Красавица, любовь, душа моя!
Ты для меня вселенную затмила,
Лечу к тебе, отчаянно любя,
Ты мое сердце, душу покорила!

Люблю, люблю – о! как мне хорошо!
Любовь моя, приди скорей в объятья,
Твое дыханье очень горячо,
Окутает небесной благодатью…

К тебе стремлюсь, чтоб нежно обнимать,
И целовать твое лицо и руки,
Тебя любить, неистово желать,
И слышать сердцем радостные звуки.

Мы не случайно встретились с тобой,
Сердцами навсегда соединились,
Не замечал я раньше, был слепой,
Но всё теперь открылось, изменилось!

Я – твой, навеки твой, любовь моя,
Мне не страшны позор и осужденье!
Никто не нужен мне и лишь тебя
Я призываю в сладостном томленье!

Голос Бога:

Как раковая опухоль проник
В твой мозг тяжелый грех так незаметно,
Она красива и соблазн велик,
И сладок для тебя сей плод запретный…

Другая женщина: (печатает на ноутбуке письмо и повторяет его вслух, делая паузы, размышляя, что написать, улыбается влюбленно и страстно):

Ты – нежный, добрый, милый, просто мой,
Такой любимый и такой желанный,
Сбылась моя мечта, пришла любовь,
И рядом ты – бесценный, долгожданный…

Мы будем вместе – только ты и я,
Забудем все, чтоб с нами раньше было,
Любовь свою, отчаянно храня,
Чтобы она вовеки не остыла!

И будем миру целому кричать,
Как любим мы отчаянно и нежно,
Когда в душе огонь, нельзя молчать,
Любовь заполнит всё – она безбрежна!

Я жду тебя, любимый, дорогой,
Приди ко мне, в мои объятья, ласки,
По воле Божьей встретились с тобой,
Любовь всегда права, мы сбросим маски,

Голос Бога

Тяжелый грех святою чистотой
Прикрыть пытаешься, Меня упоминая?
Когда грешишь, то тянет за собой,
Не Я — Господь, а вражья сила злая!

Муж (простирая руки к другой женщине, страстно)

Любимая, встречай, уже лечу,
Господь тебя послал ко мне навстречу,
Я обнимать и целовать хочу
Глаза и губы, шею, руки, плечи…

Как мог быть счастлив я, любя жену,
Она так некрасива, так нелепа,
Нет страсти в ней и сам я не пойму,
Чем женщина мне приглянулась эта?!

Наверно, молодым и глупым был,
И в женщинах не видел я различий,
Любовь была как юношеский пыл,
А пыл растаял, что вполне логично.

(мечтательно)
Теперь другую, лучшую люблю,
Красивую, раскованную фею,
И об одном я Господа молю,
Чтоб нас соединил рукой Своею!

Голос Бога

Какая наглость, глупый человек,
Греша, просить на грех благословенья,
Не оправдаю я греха вовек,
И лишь раскаявшись, проси себе прощенья!

Один из трех детей – сын (стоя на коленях и сложив в молитве руки)
(когда сын говорит молитву, отец смотрит на него, как будто впервые видит, выходя из любовного дурмана, потом постепенно терзаясь, любящим и виноватым взглядом)

Святой Отец, ты знаешь, папы нет,
Он бросил нас, не любит, не приходит,
А мне он обещал велосипед,
Купить щенка охотничьей породы.

И я мечтал таким как папа быть –
Весёлым, добрым, ласковым, красивым,
О всех заботиться, как он, и всех любить,
С Тобой и с нами быть всегда счастливым!

Голос Бога

Как больно, что за грех своих отцов
Невинные страдают ваши дети,
Смотрите на детей – в них ваша кровь,
И вы за них с рождения в ответе…

Муж (грустно)

Как трепетна любовь моих детей!
Я предал их, и выбрал ту, другую,
Что делать мне?! Душой я только с ней,
А без неё печалюсь и тоскую…

(дальше уверенно и восторженно, уговаривая сам себя)

Любовь моя не может быть грешна,
Ведь Бог её на землю посылает,
Благословенна Господом она
В огне любви душа моя сгорает…

Голос Бога

Не знаешь, человек, что есть любовь,
Ты путаешь ее с обычной страстью,
Любовь – не чувство, где бушует кровь,
Влечет к себе могучей сильной властью.

Любовь мужчины к женщине и страсть
Я создал для того, чтоб были вместе
Жена и муж – Моя на это власть,
Жених был чист, чиста была невеста.

И эта страсть – едина на всю жизнь,
Другая страсть, конечно, не от Бога,
Прелюбодействуя, растишь ты сатанизм,
Печалью, горем выстлана дорога.

Муж (теперь неуверенно, с сомнением)

О Боже милостивый, что же я творю,
Зачем бросаю их, таких любимых!?
Я на другую женщину смотрю
И кажется она – неповторимой!

Но почему мне совестно сейчас,
Я половиной рвусь к жене и детям,
Мне кажется греховной эта связь,
Что делать мне и где искать ответа?

Голос Бога:

Не слышите Меня, закрыл вам уши грех,
Борьба тяжелая, враг хитрый не сдаётся,
О, если б слышали вы сатанинский смех,
Поймав сердца, глумливо враг смеется!

Другая женщина (все также печатает письмо и говорит вслух)

Во мне не сомневайся, дорогой,
Ты сможешь приходить к жене и детям,
Им денег дашь, одаришь теплотой,
И письма будешь слать по интернету.

Но будешь только мой ты день и ночь,
И наша жизнь счастливой очень станет,
У нас родятся тоже сын и дочь,
Господь нас любит, Он нас не обманет!

Голос Бога

Остановись, о женщина, взгляни
На мир глазами мудрости и страха,
Уйди с греха сама, не доводи,
Чужого мужа до беды и краха!

Муж (с надеждой, любовью, страстью)

Любовь мою Господь благословит,
И всё прекрасно будет очень-очень…
Но почему я вижу, как глядит
Жена в окно с надеждой дни и ночи…

(в голосе явное сомнение)
Жена, быть может, и не так плоха,
И страсть в ней есть, но я остыл заметно…
А новая любовь – то плод греха?
Но как она сильна и беззаветна!!

(теперь в голосе безысходность, растерянность)
Что делать мне и как мне дальше быть,
Кого любить и с кем мне оставаться?!
По-Божьему, с детьми я должен жить,
Забыть о страсти, ей не поддаваться!

(теперь яростно, почти с ненавистью)
Но как сильна, как сладка эта страсть!
Бороться с ней я не имею силы,
Крепка, непобедима её власть,
Она в меня проникла и скосила!

Терзаюсь я в огне и больно так,
Как будто сердце бедное кромсают,
В душе дерутся, будто друг и враг,
Никто из них пока не побеждает!

А я страдаю, как же больно мне,
О, мой Господь, приди сюда скорее,
Я доверяю только лишь Тебе,
Скажи, Господь – ослушаться не смею…

Голос Бога

Твои терзанья – это Дух Святой,
Который в сердце грешное стучится,
Внимай Ему, и разум свой открой,
Без помощи тебе не измениться!

Враг человечества в таких делах силён,
И, соблазнив, тебя не отпускает,
Не видишь ты, как радуется он,
Своим тебя навеки объявляет!

Раскайся человек, забудь любовь,
Что с разума тебя заметно сводит,
Приди в себя, уйми дурную кровь,
Любовь тебя на грешный путь уводит,

Ты – муж, отец, и долг твой – быть в семье,
Жену любить, детей растить, смиряться,
Та, что любима и зовет к себе –
От сатаны, нельзя ей покоряться!

Если сейчас послушаешь Меня,
То через время сам ты осознаешь:
Бросая их, и, радуя себя,
Ты в грех идёшь, а праведность бросаешь!

Дочка (в молитве)

Верни мне папу, Боже дорогой,
Мне без него так грустно, безнадёжно,
Он улыбался и играл со мной,
Отец ушел, и в доме так тревожно…

И мама часто плачет по ночам,
От нас свою печаль-беду скрывая,
Скажи отцу, что очень трудно нам,
Что любим мы его и ожидаем.

Голос Бога

Дитя моё, безвинное дитя,
Тебя люблю и очень Я жалею,
Но грех увёл отца, к себе маня,
А помогать насильно Я не смею.

Муж (опять в смятении, болит сердце отца за своими детьми, похоже, что он понемногу раскаивается)

Их трое у меня – две дочки, сын,
Любимые, родные, так похожи,
Жену я тоже, кажется, любил,
И не было её тогда дороже…

(вспоминает с улыбкой)
Нам трудно было после свадьбы жить,
Ютились бедно в малой комнатушке,
Но было так приятно рядом быть,
И спать вдвоем на узкой раскладушке…

Ребенок появился первый – сын,
И счастью было не видать предела,
Шептали мы сыночку: «Ты любим!»,
Воспитывали сына, как умели.

Потом дочурки наши родились,
И времени на отдых было мало,
Но с радостью мы принимали жизнь,
И счастья в доме нам вполне хватало.

Но вот пришла беда в наш теплый дом,
Разрушила уют, сердца разбила,
Лишь я один, один повинен в том,
И как сейчас нужно мне Божья сила!

Но как же та, которая сейчас
В душе моей так прочно поселилась?
Что, в самом деле, связывает нас?
И как со мной все это приключилось?

Голос Бога

Ты наважденье грешное стряхни,
И разум подключай, и совесть тоже,
С раскаяньем на Господа взгляни,
Подумай крепко, что тебе дороже?

Любовь свою ты к женщине чужой
На чашу положи, а на другую –
Печаль детей, жены твоей родной,
И заповедь Господнюю святую!

О матери подумай дорогой,
И об отце своем подумай тоже,
Он не бросал семью, а был с тобой,
Ты на него сегодня не похожий.

Жена (как прежде стоит на коленях в молитве)

О, дай мне силы это пережить,
И не сломаться, боль превозмогая,
Работать, жить, детей своих любить,
Его, как прежде, мужем называя…

Господь, прости его, прошу Тебя,
Не ведает, что делает, не знает...
Простила я, и жду его, любя,
И верю: он ошибки осознает…

Голос Бога

Тебя Я слышу, мудрая жена,
Твой муж ушел к другой, а ты прощаешь,
Ты молишься о нём, и ты права,
Святое слово сердцем понимаешь!

Муж (смотрит на жену, подаётся к ней, обхватывая голову руками, в раскаянье)

Как мог забыть я первую любовь?
Как мог предать, уйти и всех вас бросить?
Как стыдно мне к семье вернуться вновь,
А сердце глупое уже прощенья просит…

И перед этой тоже виноват,
(смотрит в сторону другой женщины)
Ну почему я не подумал прежде,
Дал волю страсти, выпил сладкий яд,
И в омут бросился – распущенный невежда!

Прости меня, любимая жена,
Простите дети, что о вас не вспомнил,
Прости и ты, любовница моя,
За шаг мой грешный, глупый, вероломный.

Но главное, у Бога я прошу (опускается на колени в молитве)
Прощенья для себя, и обещаю,
Что больше никогда не убегу
От данного Тобой земного рая!

Я виноват, пред всеми виноват, (склоняет голову низко)
Попал в капкан, расставленный злодеем,
Простите все, если б вернуть назад,
То был бы я во много раз умнее…

Но слаб я был, и плоть, и разум мой
К греху вели, а я и не заметил,
Я не ценил, что рядышком со мной,
Моя жена, мои родные дети…

Голос Бога

Твоя жена давно тебя простила,
Простят и дети, любят же они,
Родители простят, найдутся силы,
Друзья простят! Но ты на грех взгляни:

Он не исчезнет, не пройдёт бесследно,
В сердцах родных, друзей он будет жить,
И доверять тебе не будут беззаветно,
Твое предательство не смогут позабыть.

И каждый взгляд ошибочный, поступок,
Заставит сердце биться всё сильней:
«А вдруг он снова так поступит глупо,
И вновь обидит, но теперь больней?»

Грех – это зло, он словно метастазы,
По миру ширится, ища себе приют,
И в души слабые он проникает сразу,
Идёт туда, где грех совсем не ждут!

Один поступок, вроде не смертельный,
Посеял зло неверия в сердцах,
Они из-за тебя и Мне!! не верят,
Испуг и боль теперь в родных глазах!

Но Я тебя прощаю, человече,
Иди, живи и больше не греши,
И будь со Мной, не уходи далече,
Я верный друг измученной души...

Сценарий пантомимы на тему «Как мы уходим от Иисуса»

Актеры: 7 человек, из них – 1 ведущий (голос за сценой), Иисус, 5 актеров задействованы в пантомиме: двое из них в белых одеждах (это верующие студенты), а трое – в черных (это не верующие).
Для голоса за сценой нужен актер с хорошо поставленным голосом, который будет вести всю постановку. Голос должен звучать мягко, но громко, без суеты, тоном рассказчика без особых эмоций.
Иисус должен иметь громкий, хорошо поставленный голос, здесь нужны эмоции, но не наружные, а глубоко внутренние, чтобы передать мощь, силу и убедительность слов Самого Бога.
Пять актеров, занятых в пантомиме, должны обладать хорошей пластикой, не стесняться в движениях, чтобы ярко раскрыть образы студентов.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

     

Действие происходит в студенческом общежитии.
На сцене сидят на стульях 5 человек, они спят. Трое из них в черных одеждах, двое – в белых (думаю, лучше в белых, чем в красных, чтобы контраст с черными одеждами был сильнее!).
На сцену медленно выходит Иисус в длинных белых одеждах, доходящих до пола, Он останавливается в стороне так, чтобы видеть и спящих студентов, и зал, т.е стоит вполоборота к залу, начинает говорить очень медленно, с глубоким чувством.

Иисус: 

Блаженны, слышащие слово Мое и соблюдающие его! Я говорю вам: не заботьтесь ни о вашей жизни, что будете есть, ни о теле вашем, во что одеться, ибо жизнь важнее пищи, а тело важнее одежды. Никто из вас не продлит жизнь хоть на час бесконечными заботами. Стремитесь только к Царству Божию, остальное все вам дано будет, ибо сердца ваши будут там, где сокровища ваши.

Иисус поворачивается и медленно уходит. Через несколько секунд слышен звонок будильника, с большим трудом просыпаются двое в белых одеждах. Заметно, что они не выспались, вставать не хочется, подремать еще хотя бы минутку, но они заставляют себя открыть глаза, становятся на колени, молятся, потом читают утренний страж. Черные спят.           

Опять звонок будильника, на этот раз просыпаются черные и все пятеро выполняют утренние процедуры: умываются, чистят зубы, кушают. Все это студенты проделывают весело, задорно, не обязательно синхронно или одновременно, просто каждый занимается своим, этакая утренняя суета.

Потом студенты уходят на лекции, тут же садятся на стулья – уже лекция.

В это же время идет комментарий: 

Голос за сценой:

(он на всем протяжении постановки звучит размеренно, не спеша, с паузами, но без особых эмоций, просто идет констатация фактов):
Обычное утро в студенческом общежитии, каждый встречает новый день по-своему.
Лекции в университете – не для всех источник знаний.

Во время последней фразы все пятеро сидят на лекции: белые внимательно слушают и конспектируют, а черные: один грызет яблоко, второй слушает музыку из наушников, третий – дремлет с ручкой в руке.

Голос за сценой:

А вот и спасительный звонок на обед! Проголодались бедные студенты.

Все встают и бросаются в столовую, где становятся в очередь, ставят еду на  подносы, идут к столикам и садятся на стулья. Черные начинают есть, а белые отходят вдвоем в сторонку, становятся лицом друг к другу, берутся за руки и молятся. Черные открыто насмехаются над белыми, но белые не обращают внимания, они очень уверенны, что делают все правильно. После молитвы белые тоже садятся на стулья и едят. 

Голос за сценой:

Студенческие будни наполнены для кого-то трудом и учебой, а кому-то даны для развлечения. (Фраза произносится, пока не включается музыка). 

Во время этой фразы все находятся в общежитии. Черные: первый – громко включает современную музыку, второй – бренчит на гитаре, третий – пытается  читать учебник, но засыпает.

Белые, заткнув пальцами уши от стоящего грохота, читают учебники, конспектируют, показывая как тяжело им в такой атмосфере, но продолжают успешно трудиться.

Черные стараются втянуть их в свои забавы, девушку приглашают потанцевать, юношу – послушать музыку, но безуспешно – белые полны решимости выполнить все, что задано.

Голос за сценой:

В общежитии рано спать не ложатся, но всему приходит конец, наступает ночь.

В это время на сцене происходит подготовка ко сну: белые молятся на коленях в уголке. Черные над ними насмехаются и потешаются: первый тоже бухается на колени, закатывает глаза и с насмешкой изображает молитву, второй – нарочито комично бьет поклоны, а третий просто улыбается над этими кривляньям, но сам не участвует в них.

Белые никак не реагируют, молятся до конца и, наконец, все погружаются в сон.

ВТОРОЙ ДЕНЬ

Голос за сценой:

Утро нового дня наполнено солнечным светом, бодростью и хорошим настроением!

В это время белые просыпаются от звонка будильника, еще более неохотно, чем вчера, встают на молитву, но тут начинает просыпаться первый черный, самый агрессивный, продирает глаза, смотрит на молящихся белых, пытается растолкать своих товарищей, чтобы опять поиздеваться над белыми, показывает на них пальцем.
На белых это производит неприятное впечатление, они поспешно прекращают молитву, так и не закончив ее, девушка еще пытается кое-как читать утренний страж, читает быстро и невнимательно, а юноша стыдливо прячет его под подушку, даже не открыв.
И в это время происходит вот что: на белых одеждах юноши и девушки появились черные пятна. У девушки это может быть черный платок, накинутый на плечи (она сама его набрасывает, потупив глаза, понимая свою вину), а юноша надевает черный жилет, тоже с удрученным видом. Мораль в том, что молодые люди (белые) понимают, что они поступают неправильно, поддавшись на издевки, но ничего не могут с собой поделать, и их одежды начинают менять свой цвет на черный.

Голос за сценой:
Новый день приносит новые проблемы, нужно многое успеть, а жизнь все-таки непостижимо прекрасна и каждый день неповторима, хотя многим она кажется серой, унылой, однообразной и неинтересной. Все мы разные и пути у нас неодинаковые, но существует так называемое большинство, которое не всегда идет правильной дорогой.

Во время этой фразы все пятеро опять изображают присутствие на лекции, но уже не так досконально, как в первый день: белые все еще слушают и конспектируют, но уже с интересом, хотя пока еще с опаской, поглядывая на черных.
А черные во время лекции: первый пишет СМС-ки, второй – улыбается мечтательно, не слушая преподавателя, третий – смотрит на белых и тщательно конспектирует, т.е. склоняется на сторону белых и с радостным видом повязывает себе белый шарфик.
Во время обеда происходит следующее: все стоят в очереди, ставят еду на подносы, несут их, ставят на стол, черные садятся и посматривают на белых, как бы говоря: ну, что вы будете делать?! (кроме третьего, который пытается повлиять на своих товарищей, унять их, чтобы не мешали белым молиться).
Но белые под этими насмешливыми взглядами и жестами смущаются, девушка тянет парня за рукав: пошли молиться, но парень махнул рукой: ладно, типа, один раз пропустим, ничего страшного, пожимает плечами, показывая на первого и второго черных.

 Девушка отходит в сторонку, быстренько, скомкано молится, озираясь по сторонам. Видно, что ей стыдно. Девушка после молитвы надевает на себя небольшой черный фартук, который обязательно должен легко завязываться и развязываться или расстегиваться, и сама же подходит к белому парню и протягивает ему еще один черный фартук, показывая, чтобы он тоже надел его. Парень надевает его, и все видят, что его фартук гораздо больше, чем у девушки. Таким образом, двое белых уже почти закрыты черными одеждами, хотя какие-то элементы белого еще остаются.

Голос за сценой:
Меняется мир, меняются люди, одни становятся лучше, другие, наоборот, теряют что-то очень важное, порой самое важное в своей жизни! Вот и вечер в студенческом общежитии.

Опять звучит современная музыка, лучше тяжелый рок, первый и второй черные трясутся в танце, с ними пока еще очень неумело подтанцовывает белый парень, радостно улыбаясь и гордясь собой – какой я крутой, посмотрите!
В это же время третий черный, который уже чуть-чуть белый, что-то говорит белой девушке. Они сидят на стульях в стороне от танцующих. В руках у девушки Библия. Парень просит дать ему Библию, девушка, с опаской глядя на танцующих, незаметно пытается сунуть в руки парня книгу, он берет ее, листает, читает.  Потом встает со стула и приглашает девушку на молитву. Вдвоем с девушкой они идут в угол, становятся на колени и молятся. После молитвы девушка повязывает парню белый фартук, после чего он становится как белые, только наоборот (на нем уже есть белый шарф и белый фартук).

Музыка стихает, трое танцевавших с удивлением смотрят на третьего черного и девушку. Белый парень оказывается между первым и вторым черными и девушкой с третьим черным, как бы мечется между ними, смотрит то на черных, то на девушку с третьим черным парнем, но не приходит ни к какому решению, машет рукой и садится на стул. Все остальные тоже садятся на стулья и засыпают. Сидят они в таком порядке: слева – направо: первый черный, второй черный, белый парень, девушка и третий черный. (Небольшая пауза – ночь).

Выходит Иисус, в одной руке у него белые одежды, он становится, как и в первый раз, вполоборота к залу и к пятерым студентам. В это самое время пронзительно звенит будильник, все пятеро просыпаются как по команде, сразу замечают Иисуса и вскакивают со стульев.

Реакция у всех разная:

Первый черный – смотрит с недоверием и ухмылкой.
Второй черный – выпучив глаза, как бы пытается стряхнуть видение, думает, что он еще спит, трет глаза, даже пытается перекреститься, как от нечистой силы.
Белый юноша – смотрит со страхом.
Девушка белая – с мольбой, даже руки сложила, как в молитве, словно просит прощения.
А третий черный – с интересом, очень внимательно.
(Такая позиция должна длиться не больше одной минуты, чтобы зрители успели оценить реакцию каждого персонажа, затягивать сцену нельзя)

Когда Иисус начинает говорить, выражение лиц и позы студентов сразу меняются:
Первый черный садится на стул, закидывает нога на ногу, покачивая ногой, продолжает ухмыляться, видно, что его не трогают слова Иисуса, даже покачивает головой: говори, говори, ври дальше!

Второй черный – тоже садится на стул, но слушает Иисуса со скучающим видом и недоверием.

Белый юноша, девушка и третий черный (не садясь на стулья) – постепенно, очень низко склоняют головы, руки держат перед собой сложенные ладонями, как в молитве, и при этом все вместе опускаются на колени. Все время, пока Иисус говорит, они стоят на коленях, низко опустив головы, поза глубокого покаяния.

Обращение Иисуса должно прозвучать в полной тишине, музыка начинает звучать после того, как Он скажет последние слова!

Иисус:

Беда случится с людьми, которые верят лишь другим людям и делают их своею опорою, ибо они перестали верить в Бога. Но благословен будет тот, кто в Господа верит.

Человеческое сердце обманчиво, порою испорчено, и до конца никто его не понимает. Но Я, Господь, способен заглянуть в сердца людей и разум испытать, чтобы решить, чего они достойны и по заслугам оценить любого.

Я есть хлеб, жизнь приносящий. Кто придет ко Мне, никогда не будет голоден, и кто уверует в меня, никогда не будет томиться жаждой, Я никогда не отвергну тех, кто пришел ко Мне, но Я отрекусь от того, кто отрекся от Меня!

Блаженны осознающие духовную потребность в Боге, ибо Царство Небесное принадлежит им.

Произнеся последние слова, Иисус подходит к троим, стоящим на коленях, делает движение руками, как бы поднимая их, и начинает не спеша, снимать с белых черные одежды (шарфы и фартуки), и бросать их на пол. А третьего черного, который уже наполовину белый, Иисус покрывает белой одеждой полностью. Потом берет третьего черного, который уже покрыт белыми одеждами за руку, тот берет за руку девушку, девушка подает руку белому юноше (они все стоят рядом с одного края), Иисус поворачивается и уходит, уводя с собой за руку всех троих (гуськом).

В это же время двое оставшихся черных, так ничего не поняв, недоуменно пожимая плечами и даже крутя пальцем у виска, вальяжной походкой, может быть даже обнявшись, уходят в противоположную сторону.

(Во время последней сцены, после речи Иисуса, должна тихо звучать трогательная, проникновенная музыка, под которую происходит действие, и актеры покидают сцену). 

Занавес.

Сценка для молодежи на тему «Скажи, Иисус…»

Действие длится примерно 5 минут

Действующие лица:

Иисус            без комментариев в одежде. Иисус должен все время стоять на сцене справа от зрителей. Положение Иисуса — вполоборота к залу, чтобы все Его слова относились и к сидящим на сцене, и к зрителям, причем, когда Иисус говорит, он периодически смотрит и в зал, и на сцену.  

Атеист          – презентабельный, довольный вид. Человек умный, образованный,      успешный в жизни, уверенный в себе, образ напоминает современного коммуниста,  сидит на стуле, вальяжно развалившись, на лице – вызов и насмешливая улыбка.

Ученый        – интеллигент в очках, в хорошем костюме, поведение достойное, взгляд задумчивый. Сидит скромно, колени вместе, в руках папка с документами, смотрит на Иисуса с уважением.

Добрая женщинаназвание говорит само за себя: простая, добрая женщина, не верующая в Бога, но творящая добрые дела, кроткая и послушная.

На сцене сидят на стульях все действующие лица. На груди у каждого приколот лист бумаги или белая ткань с названием персонажа, причем написано должно быть большими буквами, чётко, чтобы и сидящим в конце зала было видно, кто говорит, иначе зрители будут путаться в образах, а здесь важно, чтобы они отчетливо понимали мотивацию каждого вопроса.

Каждый, кто говорит – встает со стула.

Иисус

Я знаю, что у всех у вас ко мне имеются вопросы,
Пусть каждый скажет их сейчас, Я постараюсь скрупулезно,

И очень просто объяснить. Готов поспорить, если надо,
Хочу Я с вами говорить, любой вопрос – душе отрада!

Вопрос о Боге говорит, что человек о Боге знает,
И что душа его не спит, но о небесном размышляет!

(Небольшая пауза – Иисус смотрит на всех по очереди, размышляя, с кого начать.)

Иисус

Мой самый главный оппонент – ты, атеист, тебе и слово:
Озвучь свой мудрый аргумент и расскажи, в чем Я виновен?

Атеист (с задиристой насмешкой, агрессивно и вызывающе)

ТЫ НЕ ВИНОВЕН! ТЕБЯ НЕТ!!! Ну, докажи, что существуешь,
Хочу я выслушать ответ, хотя боюсь, что ты блефуешь.

Иисус

Я не блефую, Я же – Бог! Но ты и воздуха не видишь,
А без него бы жить не смог, не видя воздух, ты им дышишь!

Вот так же и твоя душа, рожденная веленьем Бога,
Глухим неверием дыша, не может видеть лик Святого!

Но лишь благодаря Ему, ты жив сейчас, здоров и весел,
Врагу ты служишь Моему, божественных не слыша песен!

Атеист    (уже не так агрессивно и уверенно, но оставаясь на своей позиции)

Но даже если ты и есть! Допустим! Что это меняет?!
Мне не нужна благая весть, она меня не вдохновляет,

Мне и без веры хорошо, я сыт, одет, есть дом, машина,
Есть друга верное плечо, жена и дети. Жизнь – картина!

ЗАЧЕМ МНЕ БОГ?!! Я без него живу, дышу, я не жалею,
И мне достаточно всего того, что в жизни я имею!

Иисус

Служа не Богу – сатане, ты остаешься без защиты...
Не обращаешься ко Мне, стучусь Я в дверь – она закрыта!

О люди! Лишь когда беда приходит в дом и горе рядом,
«О Боже!» — шепчете тогда, «Ты помоги! И если надо,

Я буду верить, всех любить, молиться буду днем и ночью
Я по-другому буду жить, тебе клянусь я – это точно!

Лишь сына моего спаси, ты видишь – мальчик умирает!
Меня, его за все прости, теперь я знаю – Бог спасает!»

Атеист  (уже не так уверенно, видно, что его точка зрения несколько поколебалась)

Но есть наука, есть врачи, приборы сложные, лекарства,
Не доверять им нет причин, они как боги в этом царстве!

Иисус   добротой и теплотой в голосе)

Запомни, милый атеист, что все науки не помогут,
Ведь человек, как малый лист, гонимый ветром по дороге…

И если Я тебе, ему не помогу, взирая строго,
То доктор, голову склонив, промолвит тихо: «Всё от Бога»…

(выдержать паузу, зрители должны прочувствовать трагичность момента)

Ученый (нетерпеливо тянет руку, нарушает молчание)

Иисус, а можно я спрошу, я за науку выступаю,
Науке верно я служу, пред ней колени преклоняю.

Тебе я верю, но и ей я тоже верю, безусловно,
Я – ас в науке, корифей, хоть говорить так и не скромно.

Ты видишь, как мы подросли: летаем в космос, ген меняем,
Мы интернет изобрели, о человеке много знаем.

Так почему об этом нет ни слова в Библии священной?
Хочу услышать твой ответ, правдивый, очень откровенный.

Иисус

Смотри, технический прогресс не повлиял на человека,
Не стал он лучше, не исчез ни гнев, ни зло с времен ковчега.

Убийцы ходят среди вас, прелюбодеи, воры. Злоба
Вас разъедает и сейчас. А сатанинская утроба,

Плотских утех стремясь достичь, ни перед чем не отступает!
Вы все – герои моих притч, и каждый в них себя узнает.

Ведь Библия затем дана, чтоб жизни смысл для вас открылся,
И всей науке – грош цена, коль человек не возродился!

Прогрессу слава, если он Меня открыть вам помогает,
И если в церковь на поклон, вас через спутник призывает!

Ученый   (растерянно)

Но это добрые дела – борьба с бесплодием и раком,
В науке чистой нету зла, она не дружит с черным мраком!

Иисус

И даже добрые дела без Бога – зло для человека,
Без Бога в мире нет добра, и не бывать добру вовеки…

Добрая женщина  (вскакивает, удивленно всплеснув руками, обращается к Иисусу)

Поверь, Иисус, и без Тебя я к людям всем добра сердечно,
И нет во мне ни капли зла, добру я предана навечно!

Я всех люблю! Душа моя, завидя боль, уже страдает,
Сочувствую всем людям я и всем на свете помогаю!

Иисус

Вот видишь – ты все «Я да Я», грехом гордыни ты страдаешь,
Ты всех добрее мнишь себя, и зла в себе не замечаешь.

Ведь ты САМА, САМА добра, и Бог тебе совсем не нужен,
Вот в этом весь источник зла, и он гармонию разрушил

На небесах, где Люцифер сказал, что он мудрее Бога,
Что с Богом равен он теперь и у него своя дорога!

Вам выбор дан пути земного: нельзя служить ему и Мне,
Творя добро, не славя Бога, ты верно служишь сатане!

Суть в том, что в Боге нету зла, и нет греха, Он есть источник
Святого, чистого добра, и лишь один Он непорочный!

Атеист

Но я богат и я умен…

Ученый   (спеша, перебивая атеиста)

А я ученый, много знаю, наукой очень увлечен…

Добрая женщина   (тоже спешит, перебивает ученого)

А я всем людям помогаю…

Иисус

Вы тенью главного греха опутаны с единой целью:
Не допустить, чтобы Меня своей считали цитаделью!

Чтобы собой увлечены, Меня вы вовсе не искали,
И чтобы в том своей вины вы никогда не признавали!

Но Я ищу, стучу, зову, прошу – дары мои примите,
Я вас люблю, Я вам кричу: идите все ко Мне, идите!

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

Следите за нами Twiter RSS
Стихи, поздравления, песни бесплатно и на заказ — фирменное блюдо от ЛГ